Разделы


Календарь

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Архив

Сентябрь 2020 (5)
Август 2020 (6)
Июль 2020 (11)
Июнь 2020 (7)
Май 2020 (5)
Апрель 2020 (19)

Партнёры

 
Главная страница » Публикации » «Востоковед и консул»
«Востоковед и консул» 23 апреля 2009

«Востоковед и консул»Иосифу Антоновичу Гошкевичу - русскому дипломату и востоковеду, консулу в Японии, автору первого японско-русского словаря в этом году исполняется 185-лет со дня рождения.                          

Драгоман азиатского департамента Министерства иностранных дел Иосиф Гошкевич страдал от морской болезни. К счастью, она донимала не каждый день, поэтому была возможность для раздумий и воспоминаний.

Родился Гошкевич Иосиф Антонович в 1814 году в деревне Пересвятое, по другим данным - в д. Екимовичи (Якимовичи), называвшейся тогда Екимовой Слободой (Якимовой Слободой). Селение лежало на берегу Березины, входило в Речицкий уезд Минской губернии. Для сына сельского священника путь был предопределен. Как и старший брат Иван (протоиерей Киевско-Подольской церкви во имя святого равноапостольного царя Константина), Иосиф окончил церковно-приходскую школу, где преподавал отец, затем Минскую духовную семинарию (окончил в 1835). Далее была учеба в Петербургской духовной академии (окончил в 1939), где он выделялся знанием иностранных языков. Там он высказал мысль о переводе Ветхого завета на русский язык. На публичном экзамене в присутствии всех чиновников академии и светской знати Иосиф Гошкевич показал отличные знания немецкого, французского, английского, латинского и еврейского языков. Именно этот факт определил судьбу выпускника высшего отделения. В 1839-48 годах в составе Русской духовной миссии он был направлен в Китай (в Пекин).

Десять лет длилась стажировка. К шести языкам добавилось знание китайского, маньчжурского, монгольского языков. Гошкевич исполнял ответственное задание - расширять русско-китайские связи.

В 1852 году Иосиф Гошкевич Азиатским департаментом Министерства иностранных дел был направлен драгоманом (переводчиком) в Японию, загадочную дальневосточную соседку России. Фрегат «Паллада» снялся с якоря в Кронштадте 7 октября 1852 года. Экспедицию провожал сам российский император Николай I. Путь фрегата лежал через Англию, затем - Атлантическим океаном к Южной Африке. От мыса Доброй Надежды через весь Индийский океан в океан Тихий, к берегам Китая, откуда было уже рукой подать до Японских островов.

Цель десятимесячного плавания и трудов была достигнута 10 августа 1853 года - фрегат «Паллада» бросил якорь на рейде Нагасаки. Тогда это был единственный порт, куда могли заходить иностранные суда. Япония была действительно загадочной страной, закрытой для иноземцев. Русский писатель Иван Гончаров, который прибыл вместе с Гошкевичем, писал: «Вот этот запертый ларец с потерянным ключом, страна, а которую заглядывали до сих пор с тщетными усилиями склонить и золотом, и оружием, и хитрой политикой, на знакомство. Вот многочисленная кучка человеческого семейства, которая ловко убегает от ферулы цивилизации, осмеливаясь жить своим умом, своими уставами...».

Историческая справка: с 1192 по 1868 годы Японией руководили сёгуны, верховные правители. Император исполнял только церемониальные функции. Сёгуны из династии Токугава создали централизованное государство и установили режим военной диктатуры. Это было достигнуто, кроме прочего, и запрещением любых отношений, в том числе и торговых, с Европой. Каждый европеец, проникший на остров Японии, подлежал смертной казни. Сильны были здесь властные князья (даймё), самураи (аналог белорусскому шляхетскому сословию), духовные лидеры - бонзы.

Но времена менялись. Раздираемая внутренними противоречиями (антисёгунское движение самураев) и технически отсталая Япония не могла противостоять внешнему давлению и шла на уступки. Яркий пример тому - американская миссия, состоящая из 12 военных кораблей. Благодаря напористости и угрозам «люди соединенных штатов» в результате смогли заключить договор с японцами на полгода раньше русских.

Российская миссия действовала гуманно. Целью адмирала Путятина было заключение трактата, предусматривающего свободную торговлю с Японией, доступ русских судов в определенные порты и открытие дипломатического представительства. Переговоры, в которых активное участие принимал Иосиф Гошкевич, шли трудно. Японцы всячески затягивали их, ссылаясь то на сёгуна, в чьей власти было решать, то на «сына неба» - микадо (императора), и были в этом весьма изобретательны. Вот хотя бы такая деталь. Однажды они принесли ответ от верховного совета в большом белом сундуке, который принял Гошкевич. В этом сундуке был еще сундук, поменьше, и еще, и еще. Наконец, в шестом, последнем маленьком ящике из белого лакированного дерева тонкой отделки, с окованными серебром углами и лежала грамота, писанная на золоченой толстой бумаге и завернутая в несколько шелковых чехлов. Одним словом, дипломаты-затейники... Переговоры прерывались несколько раз, фрегат отходил то на Филиппины, то на Ликейские острова, то к Корее, то к дальневосточным берегам России. В устье Амура ветеран-парусник «Паллада» окончил свой путь, на смену ему пришел фрегат «Диана», куда перебрался и Иосиф Гошкевич.

Трактат с Японией был подписан 26 января 1855 года. Российская дипломатическая миссия исполнила свой долг. Большая заслуга в этом, конечно, нашего земляка. Но приключениям Гошкевича не было видно конца. У японских берегов во время землетрясения «Диана» затонула, и команда была вынуждена частями добираться на российский Дальний Восток, даже шхуну построили сами. Гошкевич начал изучать и японский язык. Помогает ему в этом японский бонза и самурай, монах Татибанана Идзу, покинувший свою родину вместе с русскими моряками и уехал в Петербург. Гошкевич уезжал с последней частью команды на попутном судне в июле 1855 года. Однако судно, на котором находились Гошкевич и Идзу, попало в плен к англичанам. Дело в том, что продолжалось Крымская война, где союзниками Турции против России были англичане и французы. Вот командир английского военного корабля и объявил всех русских «военнопленными королевского флота Великобритании». Гошкевичу и Идзу пришлось 9 месяцев находиться в плену. В тюрьме они работали над составлением первого японско-русского словаря. В Петербург из Лондона, из плена, он смог вернуться только через 10 лет.

В 1856-58 годах являлся сотрудником азиатского департамента МИД. Занимался также наукой - изучил историю Китая, культуру, памятники архитектуры, собирал коллекции, писал статьи. Они будут напечатаны потом в сборнике «Труды членов Российской духовной миссии в Пекине». А его коллекция пополнила экспозицию Зоологического музея Императорской академии наук.

В Петербурге Гошкевич заканчивает работу, начатую еще во время экспедиции, над первым русско-японским словарем. Словарь, несмотря на трудности с печатанием японских иероглифов, вышел в 1857 году в Санкт-Петербурге и был высоко оценен не только в Российской академии наук, но и европейскими лингвистами, а также был отмечен престижной Демидовской премией. Вообще Иосифа Гошкевича тянуло к науке. Ему предлагают открыть японскую кафедру в казанском университете. Но судьба распорядилась иначе. Он удостоился чести быть назначенным российским императорским консулом в Японию.

Опять сборы в далекую дорогу. В этот небольшой петербургский промежуток времени удается съездить на родину, в Беларусь, навестить родных. В начале 1858 года Гошкевич с семьей отправляется через Сибирь в страну восходящего солнца. Он уже коллежский советник, что соответствует званию полковника. Это трудное путешествие длится около семи месяцев. Кроме бездорожья, задерживают остановки из-за болезни жены.

Только через десять месяцев прибывает российский консул в японский порт Хакодате на острове Хоккайдо. Когда Гошкевич сходит на берег, орудия клипера «Джигит» дают, согласно уставу, салют семью выстрелами - российский консул прибыл! Так, Гошкевич Иосиф стал первым русским дипломатическим представителем в Японии (1858-1865).

Главное было - открыть Японию для России. Гошкевич ратифицирует русско-японский договор, занимается вопросами российских судов, заходящих в порты Японии, ведет переговоры о спорных территориях. Это - Курильские острова, Цусима, Сахалин. Не оставляет консул сбор коллекций, ведет большую просветительскую работу. В Хакодате он открывает первую в Японии школу русского языка (позже появится Токийская школа иностранных языков), обучает японцев фотографическому искусству (хакодатская школа считается пионером японской фотографии), содействует обучению японских кораблестроителей. Даже молочные продукты принесли в Японию русские. Поэтому и отношение к российскому консулу самое уважительное. Об этом говорит тот факт, что Гошкевичу первому из иностранцев разрешено посетить дворец сёгуна и «свободно проникнуть внутрь страны», проехать «сухой дорогой».

В трудах и заботах протекают дни, годы. Но прошлые путешествия, перемена климата сказывается на здоровье, накапливается усталость. Белорус шутит сам с собой, что служба консула в Японии очень похожа на судьбу часового, которого забыли сменить. А ко всему - умерла жена, похоронена тут же, на православном кладбище. Весной 1864 года он пишет в Азиатский департамент просьбу об отставке.

Вспомнил ли Иосиф Гошкевич в последние годы своего пребывания в Японии родину? Ведь в родной Беларуси вспыхнуло национально-освободительное восстание, о чем он, конечно же, знал. Так или иначе, эти события касались и его. Гошкевич был знаком по долгу службы с генерал-губернатором Восточной Сибири Муравьевым, которого император направит потом на подавление восстания, и которого наши предки назовут «вешателем». Взаимная неприязнь осталась у них после встречи, потому что солдафон Муравьев не имел дипломатического такта в переговорах с японцами, и Гошкевичу приходилось сглаживать углы.

Встречался он с известным анархистом Михаилом Бакуниным, бежавшим из России. Консул своей властью мог бы задержать смутьяна, вернуть его обратно, но не стал этого делать. Были также разговоры с хорошо знакомым капитаном парохода «Америка» лейтенантом Збышевским, который собирался тайно оставить службу на российском флоте и пробиться домой для участия в национально-освободительной борьбе, что потом и совершил. Гошкевич не поддерживал его планов, но и препятствовать не стал. Таким образом, события на родине касались консула и в далекой Японии.

Наконец, весной 1865 года Гошкевич покидает Японию, возвращается в Петербург. Позади полвека жизни, почти половину которой наш земляк провел в чужих странах, в путешествиях. В российской столице он делает еще одно доброе дело для ставшей близкой Японии - договаривается со своим давним знакомым, на то время министром образования, об учебе в России шести японских студентов. Вместе с бывшим самураем Яматовым он обучает их русскому языку, чтобы могли заниматься дальше. Собственно, этим фактом и заканчивается служба Гошкевича в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел России.

В отставку Иосиф Гошкевич уходит спустя два года после возвращения в чине статского советника. Он - кавалер многих российских орденов, среди которых орден Святого Владимира, дающий право потомственного дворянства.

В Петербурге делать уже нечего. Возможно, судьба сложилась бы иначе, но вспыхнувшая любовь к молодой девушке оказалась не взаимной. История окончилась банально - она вышла замуж за другого.

Гошкевич навсегда покидает столицу и переезжает на родину. Так, в 1867 году Иосиф Антонович вернулся домой. Недалеко от белорусского города Островец Виленской губернии он выкупает имение Мали. Здесь осенью в церкви святых проповедников Захария и Елизаветы, которая размещалась в казармах кавалергардского полка, он сочетается вторым браком с дочерью отставного полковника Семена Васильевича Матчина - девицею Екатериной Семеновной. «Брак этот записан в книге под № 30. Октябрь, 20 дня 1867 года. Протоиерей кавалергардского полка Иоанн Скробов». Вскоре у них рождается сын.

О последних годах жизни Иосифа Гошкевича известно немного, например, то, что он тяжело болел, однако занимался научным трудом и дорабатывал свою книгу «О корнях японского языка». К смерти он успел ее закончить.

Умер Иосиф Гошкевич 3 мая 1875 года в возрасте 60 лет и похоронен 6 мая на приходском кладбище. Их сведений доктора Козловского: «3 мая 1875 года умер помещик имения Мали, статский советник Иосиф Гошкевич в возрасте 60 лет от нарывов в правом легком». Смерть зарегистрирована в Островецкой церкви.

Память нашего земляка чтят в Японии. Там создан японско-русско-белорусский фонд его имени. В музее русских моряков в Хедо хранится сундучок Гошкевича, с которым он путешествовал на фрегате «Паллада». В городе Хакодате установлен бюст первому российскому консулу, так много сделавшему для становления дружеских связей России и Японии. Не забывают о своем знаменитом земляке и белорусы - сегодня в Островце имеется памятник Иосифу Гошкевичу (2005 г.установлен?).

Жизнь Иосифа Антоновича Гошкевича, нашего земляка, является ярким подтверждением давно известной истины: самоотверженный труд и настойчивость не пропадают зря, они приводят к великим свершениям и открытиям.

Брагина Надежда Александровна
(Заведующая отделом научно-просветительской работы)

Просмотров: 14575
Комментариев: 0
Другие новости по теме:

  • Николай Мезга
  • ПРИГЛАШАЕМ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПРОВЕСТИ ДЕНЬ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА ПО-ЯПОНСКИ!


  • Раздел » Публикации
     

    Мы в сети

    Анонсы

    План

    Популярное

    Выставка «Александр Артвей: возвращение в Гомель»
    История ахалцихской каменной ниши из гомельского дворца ...
    Выставка коллекции графики «ДРЕВНЕЙШЕЕ ИЗ ИСКУССТВ»
    «Месье» Геридон
    График работы часовни-усыпальницы с 7 августа 2020

    Опрос

    - цена билета
    - содержание выставки/экспозиции
    - вежливость персонала
    - компетентность экскурсоводов
    - атмосфера в музее/гостеприимность
    - уникальность экспонатов

    Контакты Все права защищены. © 2018. Гомельский дворцово-парковый ансамбль