Разделы


Календарь

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Архив

Сентябрь 2018 (17)
Август 2018 (4)
Июль 2018 (1)
Июнь 2018 (9)
Май 2018 (20)
Апрель 2018 (7)

Партнёры

 
Главная страница » Летопись музея » История настольной памятной медали
История настольной памятной медали 11 сентября 2018

 

Этот рассказ посвящён раритету, приобретённому в фонды музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля в 2018 году и имеющему любопытную историю происхождения.

История настольной памятной медалиОн ценен тем, что связан с семьёй бывших владельцев Гомельского имения князей Паскевичей, и является великолепным образцом медальерного искусства, очень популярного в Польше XIX столетия. Речь идёт о настольной памятной медали, изготовленной в ограниченном количестве специально по поводу бракосочетания Анастасии Паскевич и Михаила Лобанова-Ростовского, которое состоялось в Варшаве 22 февраля (6 марта) 1850 года.

Круглая, немногим меньше пяти сантиметров в диаметре, бронзовая с искусственной коричневой патиной медаль заполнена по двум сторонам миниатюрными изображениями и текстом, рельефно отбитыми от плоскости фона. На лицевой части (аверсе) находится увенчанная княже­ской короной горностаевая мантия с изящными прихватами, в которой два воссоединившихся герба Паскевичей и Лобановых-Ростовских, поддержанных виньетками. Внизу у окружности написано имя гравёра: «J.MinheymerF.», что читается как «Ян Мингеймер изготовил». Оборот (реверс) заполнен поясняющей надписью на польском языке о событии, которому посвящен этот памятный знак, и авторской монограммой заглавными буквами «J.M.F.».

История настольной памятной медалиЯн Соломон Мингеймер считается виднейшим польским медальером XIX века. Искусству он учился у своего отца Самуэля, который был известен изготовлением пуговиц для военных мундиров, печатей, обработкой камней для перстней. В 1829 году Ян Соломон был нанят в качестве гравера в польский банк, где выполнял клише для печатния денежных банкнот. После учебы в Париже в 1836–37 годах был назначен главным исполнительным директором банка. Одновременно он занимался гравёрным искусством, совершенствовал мастерство рисунка, иллюстрировал литературные произведения.

В 1852 году Мингеймер открыл свою собственную мастерскую Studio medalierską по изготовлению бронзовых медалей, эскизы и модели к которым чаще всего выполнял сам.История настольной памятной медалиВысокохудожественные изделия с изображениями портретов известных личностей он экспонировал на выставках. Так в 1854 году в Кракове на выставке членов общества изящных искусств он продемонстрировал памятную медаль в честь 50-летия воинской службы Ивана Федоровича Паскевича, отчеканенную, как и в память свадьбы его дочери Анастасии, в 1850-м. Спустя два года Мингеймеру будет ещё заказана медаль на свадьбу единственного сына фельдмаршала, подписанная:«В память бракосочетания Фёдора, князя Варшавского, графа Паскевича Эриванского, сына князя наместника в Королевстве Польском с графиней Ириной Воронцовой-Дашковой, фрейлиной императорского Величества, которое состоялось в Варшаве в ноябре 1852 года».

История настольной памятной медалиВ собрании нашего музея теперь есть все три медали. Только на той, которая посвящена свадьбе Фёдора с Ириной, по неизвестной причине ошибочно отчеканено лицевое изображение с княжеским гербом Лобановых-Ростовских, а не Воронцовых-Дашковых. В нашем распоряжении сейчас имеются электронные копии оттисков проектных моделей для этих медалей, хранящихся в Национальной библиотеке в Варшаве, где чётко видно правильное размещение воссоединяющихся гербов Паскевичей с Воронцовыми-Дашковыми.

История настольной памятной медалиИстория настольной памятной медалиЯн Мингеймер выполнял заказы на изготовление упомянутых медалей в то время, когда генерал-фельдмаршал Иван Фёдорович Паскевич, светлейший князь Варшавский, граф Эриванский был наместником российского императора Николая I в Королевстве Польском. С 1832 года – момента его назначения на этот пост – на протяжении четверти века семья Паскевичей проживала в польской столице, занимая апартаменты Королевского замка в Варшаве. Здесь проходили семейные празднества, крестины и свадьбы детей, в том числе состоялись торжества по поводу замужества одной из трёх дочерей фельдмаршала Анастасии Ивановны с князем Михаилом Борисовичем Лобановым-Ростовским, происходившим из старинного дворянского рода, чьи предки были известны со времён Рюрика.

История настольной памятной медалиЭтому событию была также посвящена полуметровая серебряная ваза в форме древнегреческого сосуда-кратера, расчеканенная монетами, среди которых выделялась аналогичная бронзовая медаль на свадьбу Анастасии и Михаила, только в отличие от патинированной настольной медали она сверкала золотом. Изделие принадлежит авторству одного из лучших варшавских ювелиров Кароля Мальча, оно явно предназначалось членам семьи Паскевичей и Лобановых-Ростовских, но какими-то неведомыми нам путями попало в Москву в собрание Государственного исторического музея.

О дальнейшей судьбе новообразованной семьи, как и её истоках, подробно рассказывается в книге «Сага о Кантакузиных-Сперанских» потомка рода, князя Михаила Кантакузина, графа Сперанского, в детстве эмигрировавшего вместе с семьёй за границу. Несмотря на наличие некоторых исторических неточностей и субъективных характеристик, повествование увлекает своим живым языком, поддержанным дневниковыми воспоминаниями матери автора – внучки описываемой нами четы Лобановых-Ростовских. Приведём некоторые отрывки, касающиеся Михаила Борисовича, Анастасии Ивановны, а также её сестры-двойняшки – Анны.

«Анна, старшая, вышла замуж за князя Михаила Дмитриевича Волконского и родила дочь Лизу. Анастасия вышла за князя Михаила Борисовича Лобанова-Ростовского, и у них родилось двое дочерей: Мария, в Варшавском дворце, а через 5 лет – Ольга, моя бабушка по материнской линии.

История настольной памятной медалиАнастасия была чернокудрой красавицей с тёмными, сверкающими глазами и чёрными бровями. <...> Эта моя прабабушка большую часть своей замужней жизни провела не с мужем в России, а со своей сестрой в Париже. Однажды юные красавицы попали в серьёзную переделку, связавшись с банкиром-шарлатаном; неприятности были таковы, что Фёдор Иванович [брат] вынужден был вмешаться и привезти их домой. После он назначил каждой из сестер ежемесячную ренту, на которую Анна жила припеваючи, а Анастасии вечно её не хватало.

Ей было около 30, когда она вышла за Михаила Борисовича. <...>  Князь Михаил был очень привлекателен, умён, образован, знал несколько европейских языков, латынь и греческий. В часы отдыха он занимался переводом классики или сочинял музыку. Будучи вечно занят военной службой и наукой, он, как и его брат, не помышлял о женитьбе, но его родители рассудили, что брак с дочерью знаменитого генерал-фельдмаршала Паскевича будет совсем нелишним в военной карьере сына, и подтолкнули его к женитьбе на Анастасии. Она же, по словам моей матери, «влюбилась до безумия» в молодого красивого адъютанта своего батюшки и с первой минуты их встречи решила, что выйдет за него замуж.

Свадьба состоялась в 1851 г. [1850] в Варшаве, которую Анастасия находила, несмотря на то, что это был вполне европейский город, весьма скучной. Поэтому молодожёны предпочли жить в Петербурге, где жизнь бурлила и где уже жила сестра Анна вместе со своим мужем – в богатстве и довольстве. Несмотря ни на что, легкомысленная жена князя Михаила вскоре заскучала в обществе своего мужа-интеллектуала и отправилась в блестящий Париж, где уже поселилась её сестра.

«Мои дедушка и бабушка были плохой парой, и лучше бы им было не жениться, – пишет моя мать, продолжая, – «Младший брат дедушки, Александр Борисович, стал вторым отцом для моей матери, так как родной отец умер до её рождения».

Далее в «Саге…» автор делится сведениями и своими размышлениями о сёстрах Анне и Анастасии: «Княгиня Анна Волконская, как уже было сказано, свою супружескую жизнь начала в Петербурге, однако после рождения первой и единственной дочери Лизы оставила и её, и мужа, уехав жить в Париж. Объяснения этому не было никакого, кажется, обе сестры родились на свет с повышенным самомнением. Возможно, они всегда были слишком красивы, слишком богаты, слишком избалованы – и потому эгоистичны. В Париже Анна жила в частном отеле, окружённая интеллектуалами из литературных кругов. Она не была столь красива, как Анастасия, но была гораздо умнее; без видимых причин она всё чаще приглашала сестру пожить у неё – всё дольше и дольше. Странно, но ни одна из сестер, казалось, не изменила своему мужу. Вторая Империя настолько ослепила и ошеломила Анастасию, что она, оставив маленькую дочь в России, с головой погрузилась в новую жизнь. Спустя год Фёдор Иванович настойчиво просил её вернуться и не губить свой брак. Это ни к чему не привело, и Анастасия, к тому же беременная, вновь бросилась в круговерть парижской жизни и веселье, окружавшие её сестру.

Однажды, в 1858 г., из России пришли плохие вести о том, что Михаил Борисович серьёзно болен и просит жену приехать. Пришло ещё несколько писем, но Анна убедила сестру, что это лишь попытка вернуть её домой, и ехать никуда не надо. Дальнейшие события все-таки привели Анастасию в Петербург – однако слишком поздно: её муж, всего 40 лет отроду, скончался в одиночестве на больничной койке. Она была потрясена до глубины души и столь же сильно рассержена на сестру, с которой с тех пор не разговаривала до конца дней. Однако жить она вернулась в Париж, после рождения второй дочери, Ольги».

История настольной памятной медалиПримерно к этому периоду относится фотографический портрет княгини Анастасии Лобановой-Ростовской из фондов Государственного Эрмитажа. На паспарту карточки содержится отметка парижской мастерской на улице Шуазель, 22, которой владел известнейший российский фотограф Сергей Левицкий с 1859 по 1864 год. Значит возраст портретируемой – от 38 до 43 лет. Любопытно рассмотреть эту, по свидетельству внука, своенравную и избалованную женщину. Фотограф запечатлел даму во весь рост, она одета по последней парижской моде, смотрит в объектив своими чёрными, как будто немного потухшими глазами, верхняя губа капризно изогнута. На лице нам видится явная печать пережитого.

К этому добавляется завершение рассказа Михаила Кантакузина-Сперанского о его бабушке: «С тех пор, оставшись вдовой в 36 лет, она вела беспокойную жизнь, терзаемая муками совести и горькими воспоминаниями; она много путешествовала и умерла в 1892 г. [1891] в возрасте 70 лет…».

История настольной памятной медалиАнастасия Ивановна была погребена в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Однако в следующем после кончины году её брат Фёдор Иванович решает перевезти покойную в своё Гомельское имение. По этому поводу 14 апреля 1892 года он получает открытый лист, который хранится в Национальном историческом архиве Беларуси [НИАБ, ф.3013, оп.1., ед.590, лл.44-45], разрешающий эксгумировать «…погребённое на кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге тело княгини Анастасии Ивановны Лобановой-Ростовской, рождённой Паскевич, для предания земле в г. Гомеле Могилёвской губ. в фамильном склепе князей Паскевичей». Тело было отправлено пассажирским поездом и помещено в усыпальницу, где спустя 10 лет рядом с Анастасией появится могила сестры Анны, которая первоначально была похоронена на Парижском кладбище Пер-Лашез. В 1903 году здесь найдёт себе последний приют и опекавший их младший брат Фёдор Иванович, который задумывал часовню-усыпальницу в Гомеле как «родовое кладбище».

История настольной памятной медалиЗдесь следует упомянуть о том, что в Гомельском дворце Паскевичей находилось прекрасное семейное собрание художественных и исторических ценностей, распределённых князем Фёдором на определённые коллекции. В их числе были нумизматика и фалеристика, помещавшиеся в оригинальных нумизматических столиках. Несколько таких своеобразных предметов мебели сохранилось до наших дней в музее Гомельского дворцово-паркового ансамбля. Они сделаны из дерева, золочёной бронзы и чугуна, на их круглых столешницах, опирающихся, как правило, на одну ножку, предусмотрены специальные ложементы для размещения монет и медалей, словно в витринах.

Не вызывает сомнения, что когда-то настольная медаль в память о браке Анастасии Паскевич и Михаила Лобанова-Ростовского торжественно красовалась среди подобных фамильных реликвий в одном из аналогичных нумизматических столиков. Теперь её место в экспозиции музея Гомельского дворцово-паркового ансамбля.

Татьяна Литвинова, зав. художественным отделом музея,

кандидат искусствоведения

При использовании материала ссылка на сайт и авторство обязательна!

 

Просмотров: 251
Комментариев: 0
Другие новости по теме:

  • Миниатюрные портреты семьи Паскевичей
  • Медаль в честь И.И.Воронцова-Дашкова


  • Раздел » Летопись музея
    Добавление комментария



     

    Мы в сети

    Анонсы

    Летопись музея

    План

    Погода

    Гомель

    Популярное

    Выставка к 150-летию со дня рождения гомельского архите ...
    Выставка живописи Анатолия Ивановича Бирина «Душа худож ...
    Выставка «Художественный текстиль. Красота и польза»
    Гомельский POSTMODERNIZM: Виталий ДЕНИСЕНКО, Александр ...
    Музейный проект «Лето в археологии. Сезон 3».

    Статистика

    Опрос

    - цена билета
    - содержание выставки/экспозиции
    - вежливость персонала
    - компетентность экскурсоводов
    - атмосфера в музее/гостеприимность
    - уникальность экспонатов

    Контакты Все права защищены. © 2018. Гомельский дворцово-парковый ансамбль